Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    СКОРО!

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    НЕ СМЕШНО СОВСЕМ

    Коментировать...
    Avatar 64

    Очень круто, как менялись границы в Европе за 1000 лет. Россия каким-то кровавым пятном получилась, правда. И Крым..

    [embed]http://youtu.be/u1sjHGODFHg[/embed]

    Коментировать...
    Avatar 64

    Почему продовольственное эмбарго не выгодно в России никому

    Не так давно мне довелось беседовать с одним иранским экономистом. Он сказал, что все его коллеги с пристальным вниманием следят за развитием санкций в отношении России, но для них так и остался скрытым смысл ответного эмбарго на импорт продовольствия.

    Собственно, смысл этого решения, похоже, понятен только его инициаторам, но это не мешает нам посмотреть на последствия этой меры для всех участников процесса. Замечу, что я постарался изложить лишь базовые принципы функционирования мирового продовольственного рынка, так как эта тема практически не освещается в прессе.

    Как устроен мировой рынок продовольствия?

    Сначала стоит сказать пару слов об устройстве мирового рынка продовольствия. Основой его являются биржевые товары, так называемые commodities. Эти товары торгуются на бирже, и их отличительной чертой является стандартизация и возможность длительного хранения. Например, зерно, сахар, сухое молоко, масло, мясо, отдельные виды сыра и т.д. Эти товары производятся в огромных объемах в разных уголках земного шара, и они формируют мировой продовольственный рынок. Важно, что при том, что сахар в мешке и сахар на полке магазина химически идентичны, с точки зрения экономики это принципиально разные товары. Первый – биржевой товар, второй – потребительский товар. И цена на них различается даже не на проценты, а в разы.

    Особенность продовольственного рынка в том, что в развитых странах он очень сильно зарегулирован. Недалекие публицисты любят насмехаться над требованием к кривизне огурцов в Евросоюзе, не давая себе труд задуматься, что для этого есть весьма веские причины. Для нас важно то, что так называемая аграрная политика в Европе и США – институт с многолетней историей, располагающий сложнейшими инструментами регулирования, которые калибровались и настраивались на протяжении последних пятидесяти лет. Можно лишь сказать, что многие биржевые инструменты возникли именно для продовольственного рынка, где надо было управлять погодными рисками и свести к минимуму сезонные колебания. А сегодня в распоряжении регуляторов есть и многоуровневые квоты, комбинированные пошлины, сезонные пошлины, товарные интервенции, субсидии, плата за невозделывание полей, экспортные дотации.

    Опять же, стоит напомнить, что современная ВТО выросла из GATT (Генерального соглашения по тарифам и торговле), которое преимущественно гармонизировало именно аграрные политики стран-участников.

    Аграрная политика позволяет сделать так, чтобы, скажем, французский фермер, производя такое же молоко, как и китайский крестьянин, мог позволить себе вести французский образ жизни, а не скатиться в нищету. Это означает, что необходимо вынудить потребителя платить за молоко или сахар гораздо дороже себестоимости производства на конкурентном рынке. Но европейский фермер получает право реализовать лишь определенное количество продукции по высокой цене. Все, что он произвел сверх того, приходится экcпортировать и продавать по мировым ценам, которые могут быть ниже в 3–5 раз. Грубо бизнес-модель выглядит так: продав на внутреннем рынке свой дозволенный объем продукции, фермер покрыл постоянные затраты. Экспортная цена может лишь покрыть переменные издержки, поэтому сам по себе экспорт для фермера не является фактором выживания. На самом деле все несколько сложнее – существуют для отдельных групп товаров еще и экспортные субсидии, причем многоуровневые. То есть фермер имеет право экспортировать некоторое количество продукции по мировой цене и получить небольшую субсидию из бюджета. Но принципиально это не меняет картины, а лишь позволяет регулятору тонко настраивать свои механизмы и гибко реагировать на конъюнктуру.

    Почему европейский фермер не пойдет брать Бастилию?

    Поэтому, когда Россия закрывает свой рынок для европейской и американской продукции, даже в самых буйных фантазиях не может идти речь о том, что фермеры под угрозой разорения пойдут «брать Бастилию». Механика европейской агрополитики столь многофункциональна, что она легко абсорбирует такие ситуации, так как она разрабатывалась именно для подобных ситуаций. Собственно, именно в этом и заключается истинная продовольственная безопасность. Тот факт, что европейские политики уже сегодня называют цифру «ущерба», как раз и говорит о том, насколько эффективно и быстро они умеют считать. В России пока никто даже не попытался посчитать ущерб от эмбарго.

    Конечно, по отдельным товарным позициям ущерб может быть ощутимым. Например, я не исключаю, что ситуация для польских садоводов действительно может быть очень сложной. И особенно пострадают производители скоропортящейся продукции. Но надо понимать, что доля ее в аграрном секторе очень мала для какого-то ощутимого влияния на экономику. Это все равно что бороться с партизанами, уничтожая ежиков, в надежде, что нарушится экологический баланс в лесу и партизаны умрут от голода.

    Каковы последствия для России?

    Продовольствие для того, чтобы попасть на полку, должно пройти переработку различной степени глубины. И благодаря европейской агрополитике российские переработчики имели возможность получать качественную продукцию из ЕС и США по мировым ценам ниже себестоимости производства. «Качество» для биржевого товара – это не вкус, а стабильные характеристики, своевременная поставка, соответствие реального веса отгруженного товара указанному в документах и т.д.

    В России тоже существует защита внутреннего рынка, и такие товары облагаются пошлинами в размере, иногда превышающем 100%, которые идут прямиком в бюджет.

    Заменить поставщика биржевого товара несложно. Проблема лишь в том, что мы сами закрыли себя от наиболее качественной продукции. От той, для которой уже выстроена логистика, налажена технология переработки и пр. На этом рынке обычно маржа очень низкая (2–4%), поэтому даже небольшое удорожание очень сильно влияет на всю цепочку и отражается на готовой продукции с мультиплицирующим эффектом. Действительно, можно купить замороженное мясо в Венесуэле. Проблема только в том, что в партии товара окажется процентов на десять меньше, чем заявлено, часть будет подпорчена, а разбираться придется лететь в Каракас.

    Кроме того, для переработчиков очень важно, чтобы сырье было одного качества, и смена поставщика вынудит снова перестраивать технологии. Несложно представить, что при снижении качества исходного сырья снизится и качество готовой продукции.

    Почему хамон важен для тех, кто его не ест?

    Теперь про хамон. Кроме биржевых товаров, импортируется большое количество товаров, непосредственно попадающих на полки магазинов. Те самые пресловутые «хамон и фуа-гра». Действительно, простой народ не ест хамон, но не чурается баночной датской ветчины. Эту ветчину легко можно заменить китайской тушенкой. Но роль «хамона» нельзя недооценивать.

    Потребительский рынок растет не только за счет того, что люди больше зарабатывают, но и потому, что потребители становятся более требовательными. А для этого необходимы товары, формирующие ассортимент и потребительские привычки. Если бы в девяностые в Россию не импортировали из Европы йогурты, то наши дети до сих пор ели бы только глазированные сырки, запивая порошковым молоком.

    Если в магазине не продается американский стейк, то потребитель не узнает о существовании стейкового мяса, а российский фермер никогда не займется его производством. В конце концов, неслучайно китайская тушенка исчезла с прилавков. Получив доступ к качественной продукции, потребитель проголосовал рублем за датскую ветчину.

    В СССР импорт продовольствия был крайне ограничен и не могло быть и речи не только о стейках, но и о говяжьей мякоти. Счастливый советский покупатель в лучшем случае мог рассчитывать на гуляш или кости. Глядя на витрины, можно было подумать, что советские коровы состоят только из сухожилий и костей. Хотя Ленин ничего не писал о пользе гуляша и вреде стейков. Это происходило само собой. И даже пресловутые «ножки Буша» в момент появления по качеству значительно превосходили продукцию отечественных птицефабрик.

    Поэтому без европейской и американской продукции потребитель не будет иметь ориентиров, а производитель – стимулов для повышения качества. И те, кто говорит, что, мол, ерунда, пусть запретят французское и финское молоко – будем пить вкусное отечественное, не понимают, что вкусное отечественное есть только до тех пор, пока на полке стоит французское по 120 рублей и финское по 80. Тогда отечественное, «которое не хуже», по 60 рублей будет иметь успех. Если убрать верхнюю линейку, тогда достаточно, чтобы молоко по 60 рублей было лишь чуть лучше порошкового по 40.

    И в конечном счете это не принесет счастья производителю. Рано или поздно рынок откроется, и производитель опять столкнется с конкуренцией. Но его позиции уже будут значительно слабее.

    Как эмбарго сделает ритейлеров равными и почему это плохо?

    Другое негативное последствие будет для торговых сетей. Пока конкуренцию выигрывали те сети, которые наиболее эффективно работали с импортной продукцией, добиваясь лучших цен и формируя сбалансированный ассортимент. Хороший супермаркет отличается от плохого именно ассортиментом, а не цветом фасада. Именно возможность выбора привлекает покупателя в супермаркет. Покупатель, скорее всего, придет в тот магазин, где продается его любимый сыр, и купит там заодно все остальное. Эмбарго наносит удар именно по тем, кто лучше и эффективнее, уравнивая их с середняками.

    Когда на самом деле нанесли удар по нашей продовольственной безопасности?

    Теперь что касается продовольственной безопасности. Сегодня Россия вполне способна обеспечить себя базовым продовольствием. Это СССР, имея в своем составе «всесоюзную житницу» в лице Украины, вынужден был закупать зерно у Дяди Сэма. Сегодня Россия, несмотря на все истории про «рискованное земледелие», является экспортером зерна. Урожайность и надои в разы превышают советские показатели. Что же произошло? Все очень просто. Сегодняшний российский фермер имеет доступ к западным агротехнологиям. Советский Союз, несмотря на кажущуюся техническую мощь, был не способен создавать даже сельскохозяйственную технику. Поэтому те, кто считает, что продовольственная безопасность – это способность кормить себя своими силами, должны в первую очередь думать о материально-технической базе. Например, заставить Уралвагонзавод выпускать роторные комбайны, оснащенные системой ГЛОНАСС. Ведь если вдруг к нам перестанут поставлять семена, племенное яйцо, комбайны и тракторы, то мы быстро вернемся к временам позднего СССР.

    На самом деле удар по продовольственной безопасности был нанесен несколько лет назад, когда правительство, напуганное низким урожаем, ограничило экспорт зерна. В одночасье Россия потеряла свои позиции на мировом рынке. Мало кто хочет заключать долгосрочный договор с компанией из страны, правительство которой может в одночасье оборвать все договоренности. США так сильны на мировом рынке именно потому, что вне зависимости от политической конъюнктуры она всегда выполняла обязательства. И даже в разгар холодной войны, когда оказалось, что американские компании вынуждены с убытками для себя продавать зерно в СССР (т.н. «Великое зерновое ограбление»), никому за океаном не пришло в голову отказаться от выполнения поставок по политическим мотивам. Контракт есть контракт.

    Поэтому при самом большом желании не получается найти ни единого положительного эффекта от продовольственного эмбарго. Остается лишь надеяться, что здравый смысл возобладает и мы действительно займемся обеспечением продовольственной безопасности не путем войны с хамоном, а через развитие собственной материальной базы.

    оригинал здесь: http://slon.ru/economics/pochemu_prodovolstvennoe_embargo_ne_vygodno_v_rossii_nikomu-1153427.xhtml

    Коментировать...
    Avatar 64

    КАК СЕЙЧАС УПРАВЛЯЕТСЯ СТРАНА И КУДА ОНА КАТИТСЯ

    Покер для одного

    Кто и как в России принимает решения, которые определяют судьбу 140-миллионной страны (оригинал здесь: http://www.newtimes.ru/articles/detail/86540)

    В начале августа президент Владимир Путин запретил ввозить в Россию ряд европейских и американских продуктов питания: так страна ответила на третью волну западных санкций против отечественных банков и финансовых институтов. Пока политики и эксперты в Брюсселе и Вашингтоне подсчитывали убытки от эмбарго, российские чиновники уже сверлили дырки в новом, с иголочки, железном занавесе. Оказалось, что, принимая решение о запрете иностранной еды, они забыли про людей, страдающих непереносимостью лактозы, некоторыми формами диабета, редкими аллергиями и другими болезнями: в России нет или почти нет продуктов, которые они могут безопасно потреблять. Но в суматохе скорых решений об этих людях просто забыли. Спустя две недели после подписания громкого указа об эмбарго правительство уточнило собственное постановление о запрещенной еде, принятое по велению президента. Безлактозное молоко снова разрешили ввозить в страну, а заодно ликвидировали канал поставки в Россию европейской рыбы в обход запрета. В начале августа никто не сообразил, что норвежский лосось таки может добраться до Москвы и Санкт-Петербурга вопреки команде Путина, если привезти его в страну живым, а не разделанным.

    Конец Политбюро 2.0

    История про безлактозное молоко и живого лосося — яркий пример того, как принимаются сегодня в России решения государственной важности. До начала новой холодной войны считалось, что страной правит «Политбюро 2.0», эту концепцию разработал политолог Евгений Минченко. Под «политбюро» он имел ввиду несколько лидирующих бюрократических кланов, которые Путин умело ссорил, потом мирил, потом снова ссорил, сохраняя за собой функцию арбитра. В это «политбюро» или «большое правительство» входили несколько сотрудников Кремля, несколько вице-премьеров, близкие Путину предприниматели и госкапиталисты, часть силовиков: они медленно, за закрытыми дверями, вырабатывали версии решений по важнейшим вопросам развития страны, а Путин потом или вставал на чью-то сторону, или заставлял прийти к компромиссу. Но «политбюро», как и многое другое, не пережило присоединения к России Крыма и начала войны на Украине. Никакого политбюро сегодня нет и в помине. Путин все решения по внутренней и внешней политике, экономике и так далее принимает сам, утверждают источники, и часто делает это сугубо ситуативно, в режиме молниеносной реакции на действия Запада. В этом нет ни стратегии, ни даже тактики, это «покер для одного», говорит кремлевский сотрудник.

    ФСБ здесь власть

    Ближе всего сегодня к президенту находятся глава ФСБ Александр Бортников, пять его замов и некоторые начальники департаментов, говорит бывший высокопоставленный сотрудник правительства. С ними Путин встречается почти каждый день, иногда на встречи зовут главу кремлевской администрации Сергея Иванова, иногда нет. Иванов превратился в «мистера «Да», описывает роль руководителя администрации другой чиновник из Белого дома, он ни на что не влияет, но всегда соглашается с президентом. Другой инсайдер, на вопрос о роли главы апапрата президента в принятии решений, соединяет большой и указатальный палец — «ноль». Чекисты, так собеседник The New Times называет допущенных к телу президента сотрудников ФСБ, действительно, почти всесильны и с весны почти единолично готовят важнейшие политические решения.

    О роли ФСБ в новой России свидетельствует история о том, как в правительстве принимали постановление №758 от 31 июля 2014 года, которое регламентирует правила подключения граждан к публичным сетям передачи данных. Чтобы подключиться к публичной сети wi-fi, нужно показать паспорт, такую идею ФСБ лоббировала с 2011 года. В июле этого года все бумаги были готовы и оказались на столе у вице-премьера Аркадия Дворковича, который курирует в правительстве связь. Дворкович их визировать отказался, сообщил об этом в Министерство связи и уехал в отпуск на несколько дней. Пока он был в отпуске, постановление без его визы было подписано премьером Дмитрием Медведевым, рассказывает чиновник из этого ведомства, потому что этого от правительства потребовал Кремль, который, в свою очередь, сделал это по просьбе ФСБ. Вернувшись в Москву, Дворкович вмешался и немного поправил ситуацию: теперь для подключения к сети wi-fi можно не показывать паспорт, а указать номер мобильного телефона или зарегистрироваться в сети с помощью сайта госуслуг. (В той же стилистике принималось решение о замораживании средств НПФ, против чего солидарно выступали все министры экономического блока: премьер подписал соответствующее решение, когда курирующие вопрос министры и их замы были в отпуске (см. интервью бывшего заместителя министра экономического развития Сергея Белякова в The New Times № 26 от 25.08. 2014 г.). „

    Никакого политбюро сегодня нет и в помине. Путин все решения по внутренней и внешней политике, экономике и так далее принимает сам

    ФСБ не занимается развитием, она реагирует на угрозы, как она их понимает — объясняет проблему сотрудник правительства. Правительство, отраслевые ведомства годами взвешивают «за» и «против» того или иного решения, а ФСБ сейчас просто «продает» президенту угрозу, и он мгновенно принимает то решение, которого она добивается. ФСБ, например, давно была недовольна тем, что россияне пользуются иностранными почтовыми сервисами, вроде Gmail компании Google. Читать их переписку у ФСБ не всегда получается, на ее запросы компания реагирует нервно и почти всегда отказывает в доступе к почтовым ящикам россиян. В конце июля, по настоянию коллег с Лубянки, Путин подписал закон о персональных данных, который требует от всех, кто обрабатывает персональные данные россиян, делать это исключительно внутри России. Против был бизнес, интернет-сообщество, часть чиновников из правительства, даже госбанки, которым иногда дешевле воспользоваться существующей зарубежной инфраструктурой для хранения данных, чем строить свою. Но решение было принято почти без обсуждений, с 1 января 2016 года все данные россиян могут храниться только в России, возможно, это приведет к тому, что зарегистрировать почтовый ящик на Gmail для россиян станет невозможно, если компания Google откажется строить серверные внутри страны.

    Еще один пример резко возросшего влияния ФСБ — отношения с Украиной. В июне несколько авторитетных отставных политиков из Европы предложили Москве и Киеву свои услуги. Они предлагали при помощи «челночной дипломатии» сначала достигнуть долгосрочного перемирия, а потом и вовсе закончить войну. Их оферту сначала рассматривали в Москве всерьез, один из сотрудников МИД говорит, что встречи бывшего президента Кучмы и представителей самопровозглашенных ДНР и ЛНР были прикрытием реальной переговорной работы, которую вели несколько бывших высокопоставленных европейских чиновников. Но ФСБ и внешняя разведка, по словам мидовца, убедили Путина, что миссия европейцев — провокация, попытка заставить Россию выдать свои намерения в отношении будущего Украины и ее восточных земель. Путин тут же отказался от услуг европейских патриархов, сильно их этим обидев. Они, как утверждает российский чиновник, на самом деле действовали без всякой задней мысли, будучи убеждены, что конфликт между Россией и ЕС, который будет набирать обороты из-за войны на Украине, — это путь в никуда для обеих сторон. К слову, о миссии европейских «патриархов» сотрудники российского МИДа и даже министр Лавров узнали чуть ли не последними: и после ФСБ, и после подчиненных Путина в Кремле, говорит сотрудник МИДа.

    Правитель без правительства

    После начала новой холодной войны правительство, по сути, превратилось в место, где штампуют решения, принятые в Кремле или Ново-Огарево, говорят несколько чиновников из аппарата Белого дома и ключевых ведомств. О санкциях России против западных продуктов питания спорили с июня, но даже высокие сотрудники кабинета узнали о том, что это решение принято, постфактум, за несколько часов до того, как его публично объявили. В аппарате правительства перед введением эмбарго не было никаких справок из Минсельхоза, рассказывает его сотрудник. Справку, которая легла в основу того самого постановления правительства, в котором забыли и про безлактозное молоко, и про живого лосося, писали в Минэкономразвития, говорит он, а потом отправили ее в два адреса: премьеру Медведеву и в аппарат Совета безопасности. Путину просто дали не вполне корректные цифры, горячится чиновник из Минсельхоза, представители его ведомства с весны говорили, что эмбарго можно вводить только на несколько лет, а не на год. Если ввести его на год, в стране начнется острый дефицит молока и молочных продуктов, но бизнес не станет вкладывать деньги в расширение производства, потому что за год их вернуть не получится.

    Но специалистов никто слушать не стал. Первый вице-премьер Игорь Шувалов, как рассказывает другой сотрудник аппарата, узнал об эмбарго за несколько часов до того, как решение было озвучено, как и куратор сельского хозяйства вице-премьер Аркадий Дворкович. После того, как Путин подписал указ, а правительство утвердило наспех подготовленное постановление, черновик которого писали в аппарате Совета безопасности, обоим вице-премьерам стали обрывать телефоны крупнейшие российские поставщики европейских продуктов, но чиновники долго отказывались с ними говорить, потому что не понимали, что именно сказать. Шувалов смог провести совещание с поставщиками только на третий день после введения эмбарго, причем сделал это на свой страх и риск, чуть ли не вопреки просьбам некоторых кремлевских чиновников. „

    Правительство, отраслевые ведомства годами взвешивают «за» и «против» того или иного решения, а ФСБ сейчас просто «продает» президенту угрозу

    Штаб борьбы с Западом надо искать не здесь, а в Кремле, шутит в разговоре с The New Times сотрудник Минпромторга, где, по слухам, формируют новые списки запрещенных к ввозу в Россию европейских товаров. «Мы не готовим такие списки и вообще не занимаемся встречными санкциями», — говорит он. Все происходит наоборот. Сначала нам из Кремля дают команду, что именно, возможно, запретят, а потом мы подсчитываем, к чему это приведет. В Минэкономразвития списков тоже не пишут, говорит сотрудник данного министерства. Справки по эмбарго на еду писали в кабинете у министра Улюкаева, которому в это время чуть ли не ежеминутно звонили из Кремля. Все решения принимаются в кабинете у Путина, они реактивны по своей сути, то есть принимаются в режиме реакции, описывает новую модель управления страной бывший высокопоставленный чиновник, участвуют в их принятии те, кому Путин лично доверяет. Среди тех, кому Путин доверяет лично, он называет того же Бортникова, экс-председателя совета директоров банка «Россия» Юрия Ковальчука и министра обороны Сергея Шойгу. Плюс — безымянные аналитики из ФСБ. Вице-премьеров или даже премьера Медведева, по мнению собеседника The New Times, в этом узком круге нет. Правда, Путин по-прежнему готов выслушивать тех, кто готов рассказывать ему о рисках, связанных с принимаемыми им решениями. Например, утверждают, на прошлой неделе президент принял главу Сбербанка Германа Грефа, который обрисовал последствия западных санкций против крупнейших банков страны. «Обратите внимание, Путин тех, кто говорит ему неприятные вещи, не увольняет и не наказывает»,— говорит инсайдер.

    Бремя единовластия

    Внешняя политика всегда была личным делом президента Путина, объясняет кремлевский сотрудник причины нынешнего управленческого коллапса. Теперь все стало внешней политикой, а значит, все стало его личным делом. Раньше Путин делегировал, пускал что-то на самотек или ждал, пока игроки договорятся между собой. Теперь — нет. Он принимает решения, выслушав тех, кому доверяет, и когда кто-то выходит из доверия, решения тут же отменяются и принимаются какие-то другие, которые подсказывают новые доверенные лица. Вечером может пройти совещание, на нем договорятся об одном, а к середине следующего дня окажется, что ночью у Путина было другое совещание или неформальная встреча, на которой все перерешали. Узнать, кто был на встрече или почему решение изменилось, невозможно: с весны эти вопросы задавать стало неприлично. „

    Чиновники поумней, вроде того же главы администрации Сергея Иванова, просто устраняются и лишь ретранслируют то, что им велит президент

    Чиновники поумней, вроде того же главы администрации Сергея Иванова, просто устраняются и лишь ретранслируют то, что им велит президент, говорит один из подчиненных Иванова. Они уже поняли, что их мнение Путина несильно интересует, поэтому просто сохраняют свои должности, не спорят и всегда берут под козырек. Министры имели привычку спорить, объясняет отсутствие представителей правительства в ближнем круге Путина сотрудник его аппарата. Их выставили за дверь летом, и они смирились с этим. Кто-то тихонько готовится к отставке, кто-то приспосабливается к новой реальности и ищет покровителей в ФСБ, Совете безопасности или среди личных друзей Путина. Эта система долго не проработает, уверены несколько чиновников из Белого дома. В таком режиме можно играть в пинг-понг санкций с Западом, хотя и это опасно, но принимать бюджет или планировать что-либо больше, чем на полгода-год, нельзя, уверены они. Или Путин в ближайшее время сменит команду и институализирует изменившуюся роль силовиков и своих друзей, доверив им управление страной, или случится какое-то большое ЧП, потому что профессионалов, которые о нем смогут предупредить президента, просто не будет рядом.

    Коментировать...
    Avatar 64

    РОВНО СТОЛЬКО ЖЕ СКОЛЬКО ЗА ТАНЕЦ В ХРАМЕ

    Коментировать...
    Avatar 64

    ВЧЕРА В СЛАВЯНСКЕ. ФОТО РЕЙТЕРСА

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    СЕГОДНЯ ГОДОВЩИНА ТРАГЕДИИ В БЕСЛАНЕ

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    ДА, ПРАВДА, ВЕСЬ ИЗ ГОЛЛАНДИИ ИДЁТ

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    Страх и ненависть в Петрограде

    Да, 1914 и 2014 очень похожи... Не дай бог римейк 1917 го...

    18 августа (по новому стилю — 31 августа) 1914 года, через месяц после вступления России в Первую мировую войну, решением императора Санкт-Петербург был переименован в Петроград. К столетию этого не потерявшего актуальности события Андрей Борзенко составил хронику распространения германофобии в первые месяцы войны, а Григорий Ревзин объяснил, к чему приводит вышедший из-под контроля патриотизм Математик Анатолий Фоменко придумал "Новую хронологию" — серию утверждений о том, что история Древнего мира выдумана в Средние века и позднее на основе тех событий, которые случались с современниками историков. Это не лишенное занимательности чтение с легким привкусом пошлой узости кругозора, полагающего наиболее вероятным, что никакого Юлия Цезаря не было, а всю его историю придумал Иван Иванович на основании своего опыта службы в домоуправлении. Пожалуй, только этот привкус заставляет воздержаться от соблазна заявить, что по крайней мере начало Первой мировой войны придумали буквально только что на основе событий, происходящих в Новороссии. Конечно, русские на Украине — не сербы, эрцгерцог — не самолет, и хотя "Москва" — финно-угорское слово, не русское по происхождению, иностранное, переименовывать ее пока не собираются, но все же рифм между событиями августа 1914 и августа 2014 чудовищно много. Когда читаешь сегодня публицистику и репортажи 1914-1915 годов, трудно отделаться от ощущения навязанного абсурда. Вот толпа чуть не растерзала няню за то, что та говорила с дитем по-немецки. Фастфуда еще не придумали — боролись с венскими кафе и немецкими пивными, сначала власть разными устрожениями, потом толпа — погромами. Кстати, как вы думаете, мы доживем до погрома McDonalds на Тверской? Засилья BMW и Mercedes тогда не наблюдалось, но правительство и депутаты бодро сражались с фирмой Zinger, которая пыталась закабалить русский народ посредством швейной машинки. Даже если считать, что у России были обязательства в отношении родственных в религиозном, языковом и в меньшей степени генетическом смысле народов, населяющих восточные территории Австро-Венгрии, что развитие вооружений и армии в Германии угрожало нашим интересам в будущем, а обязательства по отношению к Англии и Франции требовали от нас соблюдения союзнического долга, все равно: какое отношение все это имеет к ненависти к немецким боннам и венскому кофе? На самом деле, тогда все это было сравнительно свежим и новым. До того были войны королевских и императорских армий. Там свой кодекс — честь, долг, слава, князь Андрей и небо над Аустерлицем. А это была первая массовая война с другими принципами — принуждение, ненависть, озверение, газ — первое оружие массового поражения. Война пехотных армий, требуется общенародное воодушевление, чтобы получить восторженное пушечное мясо. У этого воодушевления есть одно приятное следствие с пренеприятнейшими последствиями. Сначала случается всенародная любовь к государю. Вся взаимная неприязнь, которая накопилась между государством и обществом, испаряется и обращается на внешнего врага. Все — убийство Столыпина, Ленский расстрел рабочих, позор Русско-японской войны, трижды распущенная Государственная дума — все это вдруг оборачивается в ненависть к проклятым немцам. Это не может не радовать. Но государство — это законное насилие. Когда государство объявляет своей идеологией ненависть к народам, то оно объявляет как бы законным любое насилие в отношении этих людей. Вот идет толпа, воодушевленная любовью к России и государю-императору, идет громить и жечь немецкое посольство — как их останавливать? Они же за государство. А вот петербургское общество яхтсменов постановляет конфисковать яхты у тех своих членов, которые являются немецкими или австрийскими подданными. Ну то есть чистый грабеж. Запретить? Как-то непатриотично. А вот немецкий предприниматель подает иск по поводу невозвращенных долгов к русскому заемщику. А суд отказывается рассматривать этот иск как антипатриотический. Это как? Массовая война предполагает, что любой гражданин воюющего государства и даже любой человек титульной нации воюющего государства — это враг. Вот удивительное дело: война 1812 года. В России полно французов, бежавших от революции, полно поляков, а часть поляков воюет на стороне Наполеона — и ни одного шпиона. Нет, и у России, и у Франции есть разведка, она даже неплохо поставлена, один будущий палач декабристов Александр Чернышев чего стоит. Но это люди с серьезной подготовкой, военным и дипломатическим опытом, связями, это другой счет. А вот такого явления, чтобы шпионы чудились везде, чтобы любая французская гувернантка в Петербурге рассматривалась как возможная или настоящая уже шпионка — этого не было. Не то в 1914 году. Там любой немецкий булочник, потомок немецкой семьи, переехавшей в Россию при Екатерине, оказывался потенциальным осведомителем немецкого генштаба. А вот эта немецкая няня с ребенком? Гуляет? А может, она систему обороны города изучает, а ребенок — переодетый лилипут? Может и нет, но мало ли? Газеты прямо пишут, что немцы в России — это пленные, пребывающие на свободе. И при этом насилие в отношении них не то чтобы разрешено, но и не то чтобы запрещено. Гуляй, ребята, сегодня пойдем немцев бить. И шли. И били. Первая мировая война — это первый случай массовой шпиономании, когда оказывается, что все вокруг населено шпионами. Пятая колонна — это следствие массовой войны. В нее последовательно втягиваются все чужие. Сначала немцы, потом просто инородцы, потом все образованные — это такая воронка, которая постоянно стремится к расширению. (Кстати, у этого случилось и одно последствие, до которого тогда не додумались, а теперь очень развили. Это такой материализовавшийся фантом — если поверить, что вокруг нас все заселено шпионами, то почему бы не заселить шпионами все у них? Куда как интересно запустить такую штуку у противника, раз мы думаем, что она есть у нас — пусть всасывает всех. И запускают. И всасывает.) Государство оказывается в странной ситуации. С одной стороны, оно как раз и развело эту массовую народную ненависть, с другой, оно должно ее прекращать, иначе массовые конфискации, погромы, грабежи будут только множиться. Оно делает и то, и другое — иногда прекращает, иногда поощряет — в зависимости от ситуации на фронтах, внутренней политики, конкретных ситуаций. Из-за того что недостаточно прекращает, оно постепенно теряет поддержку всех элит — ведь отменяется система права, а это отталкивает от государства финансовую и культурную элиты плюс питает оппозиционный политический класс, стоящий за модернизированное государство. Из-за того что иногда все же пытается бороться с особенно абсурдными проявлениями зверства, теряет поддержку как раз воодушевленного пушечного мяса: "Как, оказывается, власть защищает немцев? Да она за немцев, да императорская семья и есть первые немцы!" Тут вовсе не важна ситуация на фронте — все эти коллизии происходили в России и на фоне выдающихся побед и позорных поражений на полях войны, они имеют собственную логику развития. В результате из общенародной поддержки образуется полнейшая изоляция — и это происходит быстро, и в результате наступает 1917 год. Есть две принципиально противоположные концепции катастрофы 1917 года. Одна видит причину катастрофы в большевиках, этом гнусном вирусе, подсаженном немцами в здоровый, боголюбивый и преданный государю организм русского народа. В принципе современная российская власть разделяет эту точку зрения, считая главной причиной катастрофы то, что этот вирус не сумели отловить и обезвредить, и надо бы тут работать тщательнее. Другая (ее в последнее время блестяще обосновал Александр Янов) заключается в том, что катастрофа произошла из патриотической болезни, до такой степени ослабившей Россию и уничтожившей государственную систему, что она превратилась в колосса на глиняных ногах. Григорий Ревзин Из Коммерсанта от 22.08.14

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    Коментировать...
    Avatar 64

    ГУМАНСКИЙ КОНЬ

    Коментировать...